Добро пожаловать на сайт, посвященный 150 летию города Владивостока,
                                                                                               его истории, людям, событиям

Чья это улица, чей это дом?

Этот тихий дворик в Экипажной слободе помнит многое и многих … Как, впрочем, и один из его старожилов - крепкий двухэтажный особняк красного кирпича под номером 3 на ул. Карла Либкнехта. Ведь он прожил на этом свете больше ста лет. Менялись названия улицы: Японская – Линевича – К. Либкнехта; переписывалась нумерация, и только он оставался по-прежнему самим собой.

Пять поколений

- В этих старых стенах выросли пять поколений нашей семьи, - рассказывает Елена Воробьева, преподаватель морской академии. – Это наше родовое гнездо, колыбель по материнской линии.

Дом принадлежал моему прадеду Павлу Захаровичу Подгорбунскому, гласному городской думы, личному почетному гражданину г. Владивостока.

Впрочем, под тем же номером 3 здесь значится еще один домишко – деревянный, одноэтажный, совсем ветхий, который также был когда-то собственностью нашей семьи.

В 1886 году Павел Подгорбунский обвенчался во владивостокской церкви с Марфой Мацевич. Им обоим было тогда по 18 лет. Спустя четыре года у супругов родилась дочь Елена, моя бабушка. Первое время молодые жили в родительском доме. Пока в 1892 году прадед не приобрел наконец участок земли площадью в 192 кв. сажени на Японской улице у подшкипера Алексея Чернова. По соседству находился участок китобоя Фридольфа Гека. Так у Подгорбунских появился свой дом, сначала деревянный, а спустя некоторое время в 1903 году – каменный. Здесь у них родились еще пятеро детей: Мария (1891г.), Ольга (1894г.), Татьяна (1898 г.), Сергей (1899 г.), Александра (1908г.).

В 1914 году 47-летний Павел Захарович разошелся с Марфой Евгеньевной. Он женился по большой любви на протестантке Евгении Микс и переехал жить на ул. Полтавскую (ныне ул. Лазо). Дом и все имущество оставил первой семье, которую продолжал полностью содержать. Прабабушка прожила здесь почти 20 лет, до самой смерти.

У нее было благородное сердце. Она поняла и простила своего бывшего мужа, никогда не осуждала его. Больше того, детей и внуков тоже воспитала в любви и уважении к нему. Действительно, Павел Захарович Подгорбунский был человеком исключительным.


Русская могила в китайской земле


В семье Е. Воробьевой как самая ценная фамильная реликвия хранятся две декоративные фарфоровые тарелочки с изящным “дамским” рисунком. Прадед привез их в 1901 году из Парижа, куда ездил по делам фирмы “Кунст и Альберс”. Имея за плечами не бог весь какое образование – лишь Нерчинское приходское училище, Павел Захарович обладал незаурядными способностями, деловой хваткой, а также предельной добросовестностью и честностью в работе. Не зря крупнейший во Владивостоке торговый дом предложил ему одну из должностей юриста.

Почти 20 лет, начиная с 1903 года, П. Подгорбунский был неизменным гласным Владивостокской городской думы. Он участвовал в работе почти всех ее комиссий: технической, строительной, финансовой, земельной, по народному образованию, по призрению бедных. Входил в состав учетного комитета городского банка, был председателем комитета городской библиотечной и садовой комиссий.

К слову, Нагорный парк рождался под его руководством. Павел Захарович не только любил высаживать деревья, он первым описал Мокрушинскую пещеру близ бухты Владимира – было это в 1908 году.

В революционые 20-е годы П. Подгорбунский входил в состав Народного собрания, а позже – земского собора.

В 1922-м он вместе со своей второй женой и двумя малолетними дочерьми покинул Владивосток, отправившись в Китай. Остановился сначала в Шанхае, потом в Мукдене, пока не перебрался в Харбин. Эмигрант поселился с семьей в Сунгарийском городке. Жил на небольшие сбережения и доход от купленного дома, сдавая часть комнат внаем.

- И в изгнании прадед остался верен себе, своему неравнодушному сердцу, - продолжает семейную одиссею Елена Ивановна. – Мне удалось узнать об этом, получив из некогда засекреченных брэмовских фондов личный листок П. З. Подгорбунского, заполненный его собственной рукой. Здесь же находилась фотография прадеда, 75-летнего, ему оставалось жить ровно год. В Харбине П. Подгорбунский был товарищем председателя Приморского землячества, заведовал ночлежным домом им. доктора Мигдасова, собирал пожертвования в пользу бедняков.

Прадед умер в августе 1943-го. “Все знавшие его сотрудники и бедняки искренне любили этого человека редкой доброты, отдавшего всего себя делу помощи обездоленным”, - писала в некрологе о нем харбинская газета “Заря”.


Чтобы помнили!


Когда устав от декораций,

Мир отрекается от истин,

Охота вновь, хотя бы вкратце,

Припомнить жизнь,

Начавши с листьев…

Эти стихотворные строчки я прочитала в альбоме Е. Воробьевой. Впрочем, альбомов у нее три: “Любимый город”, “Родная улица моя”, “Старое семейное фото”. Это как трилогия о жизни одного рода (сейчас он насчитывает уже семь поколений) в одном городе, на одной улице, в одном доме.

Мы осторожно перебираем старинные снимки, на многих из них “автографы” первых владивостокских фотомастеров – Подзорова, Хосита, Мацкевича, Мiури. Самый “древний” датирован 1884-м годом. На нем 17-летний Павел Подгорбунский, который только что прибыл с родителями во Владивосток из Нерчинска на лошадях, преодолев тысячи верст по бездорожью. А вот еще фото, оно сохранило образ удивительно красивой и элегантной молодой женщины с ребенком на руках. Это Елена, старшая дочь Подгорбунских. После того как она вышла замуж за Лаврентия Кабакова, жизнь свою она посвятила семье, трем дочерям – Ирине, Нине, Алле (последняя стала мамой Е. Воробьевой).

Увы, от богатейшего семейного архива уцелела лишь маленькая толика. Многое собственноручно уничтожили во время гулаговских 30-40-х. И было чего бояться. Одна из дочерей Подгорбунских, Мария, вышла замуж за американского капрала и осенью 1919-го навсегда покинула родину. Сын Сергей тайно, спрятавшись на судне в угольном ящике, тоже бежал в Америку.

- У меня есть одна заветная мечта, - говорит Елена Ивановна. – Хочу, чтобы появился во Владивостоке музей, посвященный городу и горожанам. Собрать бы под одну крышу не только предметы старины, но также фамильные альбомы о славных людях, которые строили, обживали и украшали наш город своими делами и любовью.

- Считаю, идеально подошел бы для этих целей дом моего прадеда П. Подгорбунского. Он не только прекрасно сохранился, но находится в удивительном уголке города, который пока еще не утратили аромат и колорит старины. К тому же здесь, на этой улице, по соседству с прадедом жили такие известные владивостокские старожилы, как шкипер Фридольф Гек, коммерсант Михаил Пьянков, гласный городской думы Иван Столяров, первый городской летописец Николай Матвеев (его дом, под № 15 еще жив, он остался последним из матвеевского наследия). Наша семья первая бы сделала вклад в это благое дело. Ведь есть нечто большее, чем бытие или небытие, – это наша память, которая должна жить как можно дольше.

Следующая статья: Свадебный вечер с "Пиковой дамой"
Разработка сайта — Pobeda-ru