Добро пожаловать на сайт, посвященный 150 летию города Владивостока,
                                                                                               его истории, людям, событиям

Генрих Костин. Окрестности Владивостока.

До 1919 года окрестности Владивостока представляли из себя сплошной сакральный режим. Сейчас тоже самое. Но всё, что было наиболее интересным или мусорная свалка, или отхожее место. Этот современный культурный слой добросовестно смешали со многими эпохами включая мезолит и ранний железный славянский век на востоке. Залив Петра Великого сейчас и в прежние времена жемчужина наших национальных достояний. В нём  начинался и заканчивался шёлковый путь с его ответвлениями по славянским территориям юга Азии. Не надо обольщаться, китайцы шёлк не использовали, как и другие туземные народы Индокитая. Набедренные повязки проще изготовить из пучков рисовой соломы или других отходов. Шёлк – потребность развитой цивилизации, а такой была древнейшая Русь.

Острова ЗПВ фантастическое творение природы человека современного вида – славянина и освоены эти острова тысячелетия назад. На сегодняшний день самое южное в мире славянское поселение в Азии – это село Павловское, остров Рейнике. До 1956 года на островах архипелага Елены проживало 15 тысяч человек и было 20 тысяч рабочих мест. Владивосток каждый день пользовался рыбным рынком в Спортивной гавани. Рынок работал всего полтора часа ранним утром. Владивосток потреблял только свежую рыбу, и красная рыба популярностью не пользовалась. В селе Павловское проживало 800 семей. В зиму 2015 года на острове осталось 10 человек.

Остров Попова имеет древнейшее славянское поселение по рыбодобыче и сбору марикультуры. Но остров также известен, как разбойничья вотчина наших уважаемых соседей корейцев. Остров давал полмиллиона золотом с плантаций мака. Русский остров более миллиона. Устье реки Суйфун в Тавричанском лимане давал работу 12 тысячам китайцев золотодобытчикам. До 1939 года эта золотоносная долина давала на одного китайца в сутки от 3 до 5 грамм драгоценного металла.

Интересен для вас будет остров Песчаный. Сейчас это полуостров. А на самом деле это остров укрытие с двумя крепостями. Три посёлка на острове Песчаный обеспечивали Владивосток и крепость фруктами, овощами и прекрасной рыбой, великолепным оленьим мясом. В советское время и уже в наше время при СССР там был известный детский спортивный лагерь ДСО «Труд», теперь легенда наших олимпийских чемпионов гребцов.

Если мы обратимся к острову Рикорд, то там обнаружим олений парк, охотничье хозяйство и место для выучки скаковых лошадей. Природа этого острова обильна и прекрасна. В южной части огромный пляж с радоновым песком и водой.

Название острова связано с именем героя русско-турецкой войны 1828 года. Вся деятельность контр-адмирала Рикорда, это блестящие победы над турецким флотом. Как говорили в то время современники: «…русский флот обучен как английский, превосходит французский, а о флотах Швеции даже и не говорят».

Напротив острова Рикорд на юго-восток располагается скала Карамзин. Это скалистый остров – огромный птичий базар, прибежище редчайших птиц Дальнего Востока. Это пернатое полчище провело более 40 лет под бомбами полигона нашего славного Тихоокеанского флота.

Если мы посмотрим на север с острова Рикорд, то обнаружим в одной миле острова Пахтусова. Их всего пять. Главный остров Пахтусова освоен тысячи лет назад. Он соединён искусственной перемычкой с двумя островами. На нём располагался уникальный женский Гулаг времён довоенного СССР. До сих пор души исчезнувших там женщин обитают вокруг острова Пахтусова. На острове есть уничтоженный нашими казаками уникальный колодец грушевидной формы. На острове было две воды – живая и мёртвая. Живую воду уничтожили наши современники.

Если мы обратим свой взгляд на юго-запад, то мы на горизонте увидим огромный пик мыса Гамова или гора Туманная и вместе с силуэтом мыса Гамова мы увидим экзотическую гряду Римского-Корсакова, где сейчас морской биосферный заповедник. На горе Туманной самый большой в мире славянский иероглиф. 5700 лет назад этот иероглиф подтвердил, что славянский залив с окончанием и началом шёлкового пути вечная зона мира. При входе в залив тетива на луках опускалась, мечи снимались с пояса, щиты навешивались вдоль бортов, а копья привязывались к запасным вёслам. Доспехи экипажи не носили. Эта спокойная зона существовала тысячелетия под наблюдением наших предков и главный порт был на острове Дундас в прекрасной бухте Новик острова Русский.

Рассматривать каждый остров архипелага Римского-Корсакова нужно совершенно отдельно. Я упомяну только о самом большом острове – Пелис. Пелис (Велис) – цветущий. Люди ушли с острова в пятидесятые годы СССР при полной глупости правительства Хрущёва. Именно от этого троцкиста от КПСС начался толчок к разрухе технологии СССР. При Хрущёве нам уже не стало нужно запасов пшеницы, мощных вооружённых сил, современных и совершенных технологий. Хрущёв не был свинопасом, как он себя рекламировал, он был управляющим шахтами Романовых и их родственник – владелец ртутных озёр Донбасса. При СССР и Сталине мы имели в технологиях Гран – При Европы. Это были не только знаменитый танки, но это были ещё и автомобили, суда, самолёты и, конечно, русский шёлк.

Заметим, Иосиф Виссарионович Сталин – потомственный славянский князь грузинского происхождения, сын Пржевальского, а не сапожника Джугашвили.

В будущем добросовестным археологам и историкам откроется Приморский края славянских городов и наш залив получит ещё одну известность как древнейшая славянская колыбель древнейшей Красной Руси планеты. Мне повезло, я кое-что увидел. Но поднять и показать современным жителям города у меня не было средств и техники. Мы смогли показать только небольшую часть из огромного числа того,что там есть. Поэтому только в фильме «Тайный код амурских ликов» мы приподняли завесу над сокровищами нашего залива. Там нет ни корейцев, ни тем более Китая. Там есть айны и славяне бориалы. Надеяться, что ситуация может измениться даже не стоит. Просто хотя бы сохранить даже под слоем мусора нашу историю всё-таки требуются и средства, и совесть.

Как - то так получилось, что наши СМИ много и упорно долдонят о появившихся акулах в ЗПВ. Просто я вам скажу, что в заливе стало больше людей, а акулы как были, так и есть. У нас есть тигры, акулы, леопарды. Это наша экзотика сродни Таиланду. И зимой у нас даже интереснее. Но только куда вы сунетесь зимой хотя бы на Русском острове! И кто вам покажет изнутри красоты нашего востока. Ведь там реликтовый лес начала третичного периода и каждое огромное дерево – отдельный рассказ об эволюции нашей цивилизации.

Маяки нашего залива старые и молодые, а в основном погашенные, представляют из себя конечно архитектурное творение, но чаще всего это творение начинено обычной радиацией. И если вы в бухте Боярин или на мысе Андреева на пляже будете блаженствовать в  летней благодати, это для вас  ничего не будет значить, но даже очень и очень условно. Потому, что цезиевые батареи с маяка просто бросили в воду, чтобы не возиться грузить и утилизировать. Так что наша экзотика очень оригинальна и, действительно, непредсказуема как по факту, так и по современной людской деятельности.

Окрестности Владивостока – это потрясающие красоты мирового масштаба. Но мы так привыкли к существованию среди этой романтики прошлого, что она нам уже не представляется важной культурной ценностью и, мы относимся к ней как к чёрствому хлебу…  

При жизни Эрнеста Шевкунова мы много работали с этим археологом в заливе Петра Великого. Он опытный специалист, ученик Окладникова, обременённый партийными табу и традициями классификаций, тем туманом, что нам нагнали из прошлого наши корифеи, стерев с карты Дальнего Востока русские имена. Даже он был удивлён и потрясён тем, на что я показывал ему пальцем привычно и просто. Ведь легендарную серую соль древности, как и шёлк, добывали в нашем заливе наши предки.

Когда стоишь над лагуной где тысячи лет назад добывали соль, а можно добывать и сейчас, начинаешь остро понимать, как много мы сами для себя зачеркнули.

Времена сегодня не успевают за событиями – события обгоняют время и у нас появился ещё один шанс не потерять своё на востоке среди своего. Ведь только за последние 50 лет мы потеряли в заливе 15 поселений. Поэтому будущие археологи будут считать, что они открыли 15 городищ. И вы не думайте, их русскими не назовут. Хотя на кирпичах будет и русское имя русского владельца кирпичного завода. Это уже сегодня есть. В часе морского хода от причала № 36 или в 20 минутах езды по двум мостам.

Побывайте там не только с шашлыком туземца, но и с душой русского поглядите вокруг. Какой простор вы увидите и какой восторг испытаете.

Генрих Костин       Владивосток     2015 год

 

 

Следующая статья: Череп неандертальский
Разработка сайта — Pobeda-ru